Поклон солнцеголовому божеству

    компьютерная помощь Сызрань
    новости Винница

    Выставки из фондов областного музея изобразительного искусства – особая тема. Для среднего поколения это повод предаться ностальгии, для молодежи – увидеть родной город в младенчестве, испускающим колонны дыма, с серыми сарайчиками во дворах. Но эта экспозиция в главной галерее Караганды привлекает внимание, прежде всего, туристов
    Ольга МООС

    DSC 0310В двух залах музея – разные краски и техники. Один дышит летним настроением, маревом, жарой и солнцем даже сквозь строгую прохладу помещения. В другом – коллекции изделий декоративно-прикладного искусства. Многие из этих предметов уникальны. По седлам, например, писали диссертации алматинские искусствоведы.
    – Мы сделали эксозицию из порядка ста предметов декоративно-прикладного искусства, – рассказывает главный хрнитель музея Дамели Кадыркулова. – Главный артефакт – шестиканатная юрта, сделанная в нашей области в 1968 году в исконных традициях, без единого гвоздя.
    Юрта представлена в разрезе, тоже традиционном: правая половина – мужская, левая – женская. Центр предназначен для гостей, правда, вместо положенного обычаями очага в нем круглый стол. Он накрыт оранжевой плюшевой скатертью 60-х годов, на столе – набор для кумыса очень популярного и, к слову, дорогого современного автора Людмилы Косовой. В нем сама чаша для кумыса с крышкой и 6 деревянных пиал. Пищевой лак, орнамент, символизирующий бесконечность. Все выполнено из цельного бруска дерева, никаких склеек, и все в филиграннейшем ажуре. А сквозь прорези продета медная проволока. Полное ощущение вышивки по дереву.
    Рядом – настоящий тульский самовар на 25 л, приобретенный в начале ХХ века на Кояндинской ярмарке. Его подарил гость нашего города из Акмолинской области. Подле самовара – кумысница. И чай, и кумыс – напитки силы и бодрости.
    Предметы из юрты выдвигаются в зал рядами коллекций – ковши, ворсовые и безворсовые ковры. Текеметы, тускизы, сырмак корпе, утварь.
    Особое место отведено музыкальным инструментам во главе с домброй.
    – В мужской половине юрты заслуживают отдельного внимания полный комплект конской упряжи – камча, седло, попона, уздечка, подхвостник и нагрудник, – показывает Дамели. – Это работа жезказганского мастера Ергазы Исатаева.
    Упряжь богато украшена: белый металл, насечка, гравировка, ткань, чернение.
    Образ мирового древа воплотила вешалка адау-бакан. Что ж, разве ремесленники меньше думают о вечном, чем художники? И почему бы не увидеть мировое древо в столь обыденном предмете гардероба?
    Вот и в шкафу для посуды асадау из женской половины нашлось место воплощению мировой горы. Здесь – табак, коллекция деревянных тарелок и плошек ожау в стиле совы или филина. Они подвешены в особых футлярах – аяк-кап, китек-ап, торсук. Кисек-ап для пиалы и выполнен в виде шлема древнего батыра. Это и есть об

    DSC 0316

    раз мировой горы в представлении древних.
    Ворсовый аяк-кап для переноски постельного белья. А вот турсык – древний термос, по мысли автора или заказу клиента был предназначен для юноши.
    – Об этом говорит роспись, – расшифровывает главный хранитель. – В центре – ромб, символ молодости, а вокруг – растительный орнамент. Если бы это была вещь для аксакала, ее украсили бы квадратом с зооморфным орнаментом по бокам.
    На подиуме – три седла, не полностью укомплектованные, как то, что в юрте. Но они не случайно выставлены на почетном месте. Эти седла нашли в Абайском районе. Произведены они в Сарыарке, но потом были вывезены в Китай, во времена Голодомора. А оттуда оралманы вновь привезли их на родину предков.
    В коллекции мужское седло, женское и подростковое. Женское – с высоким круглым навершием, украшенным ажурной диадемой из черного бархата. Мужское – с изголовьем, утконосое, из монолитного серебра, украшенное клепкой.
    – А подростковое седло – самое необычное, – гордится Дамели. – Когда мы его нашли, я просмотрела гору литературы и убедилась, что это настоящая редкость. Дело в том, что его фасадную часть украшает пятиконечная звезда.
    Три года назад по этому седлу писали диссертацию сотрудники этнографического музея в Алматы.
    Обращает на себя внимание и коллекция сундуков, примыкающих к юрте. Их два – заводской и кустарного производства. Оба из дерева, обитого жестью, только на заводском указана дата – 1930 год, и наименование фабрики. Кустарный сундук датируют пятидесятыми. Их передала в дар музею известный ученый Дана Сафарова. Музейщики подарок отреставрировали. Даже замки работают, если повернуть цельнокованный ключ!
    Все это великолепие украшают стены – сплошь в коврах, гобеленах, батиках и деревянных тарелочках.
    – Отмечу особо три вышивки художницы Ляззат Тыныбаевой, переданные нам на временное хранение, – говорит главный хранитель. – Она получила в этом году премию акима области как лучший художник.
    А на картинах – казахские легендарные мотивы: солнцеголовое божество, верблюды и балбалы.
    – Почему же только для туристов? – отвечает на мой вопрос о выставке главный научный сотрудник музея Александр Гехт. – Думаю, всем будет интересно это увидеть!

    • Нравится Твитнуть
    новости Battlefiel4
    портал недвижимости

    Материалы по дате (Культура)

    « Сентябрь 2019 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30