Как умирают сенбернары

Ирина Баландина несколько дней вообще не могла говорить, а к вольеру, где жили ее красавицы Лара и Гера, не подходит до сих пор. «Мохнатым мишкам», ее «котятам», как определяли питомиц знакомые, было по 2 года и 7 месяцев. Их готовили к собачьей выставке. А теперь убили.

Ольга МООС

sobaki2Это далеко не первые собаки в жизни Ирины, но Лара и Гера были воплощением детской мечты о больших и добрых собаках. Они такие и были.
– 15 минут никто не мог выйти из их вольера, пока они его всего не оближут с ног до головы, – вспоминает хозяйка. – Друзья мне говорили: зачем завела больших котят? Наших кошек они пускали к миске.
Привезли их из Шымкента, ждать пришлось целый год. Потому что Ирина хотела потомства именно от этого сенбернара с отличной родословной – невозмутимого джентльмена.
В тот страшный для нее день Ирина проснулась рано, часов в пять, от лая собак. Сенбернары, тем более воспитанные, обычно не лают вообще. Ирина открыла калитку, увидела мужчину бомжеватого вида. Тот вроде бы спал, во всяком случае, на ее вопросы не отвечал.
Муж должен был отвезти Ирину на работу в половине девятого утра. В то время она уже готовила еду для собак на кухне. Войдя, он спросил: «А где собаки?»
Они ушли со двора впервые в жизни. Ушли ли сами или их увел тот самый странный мужчина – это все предположения. Закону важнее голые факты.
Продолжим хронику. Баландины бросаются на поиски, но, как выяснится, едут не в ту сторону. Муж набирает 102.
Спустя драгоценное время ему сообщают адрес, где предположительно находятся собаки. Подъезжая к нужному дому, он видит издали, как что-то рыжее и большое закидывают в фургон.
– Муж говорит, до сих пор не понимает, как сдержался, чтобы не броситься с кулаками на того мужчину… Волонтеры говорят: «Лежали такие мишки мохнатые на траве». А та женщина орала из окна дома: «Уберите их с травы, я там только лютики посадила!»
«Тот мужчина», представитель ветеринарной службы, выстрелил в Лару и Геру дротиками с ядом. Антидота у него не было.
В известной ветеринарной клинике, куда помчались супруги, врачам оставалось только констатировать смерть собак.
– Я потом пришла к тем людям и сказала: просто хочу посмотреть вам в глаза, – говорит Ирина.
При вызове наряда хозяева говорили о якобы раненной сенбернарами их собаке. Но она цела и невредима. Другие документальные свидетельства, важные для закона, – объяснение охотника ветслужбы о том, что стрелять смертельными дротиками его вынудили полицейские.
– Теперь они валят друг на друга, а мне плевать. Я обратилась в полицию и прокуратуру, наняла хорошего адвоката и пойду до конца. Я хочу, чтобы за моих девчонок наказали всех, кто виновен, – твердо говорит Ирина.
Раньше хозяев на месте оказались волонтеры. Есть в соцсетях, как говорит известный волонтер и хозяйка котокафе Инна Радченко, «собачья группа». Те из ее участников, кто был поблизости, сразу бросились на поиски.
Ирина говорит, что волонтеры кричали: не стреляйте, хозяева уже едут. Есть подтверждающее видео.

 

«Прекращено». SMS
Несмотря на существование Закона о ветеринарии и Правил содержания собак и кошек, в судебном производстве доминирует Гражданский кодекс. А он рассматривает животное как вещь. То есть если вашу собаку убили или украли, значит, нанесли вам материальный ущерб – лишили вещи, испортили ее или вовсе уничтожили.
Мы писали о том, что в Администрацию президента РК представили законопроект об ответственном отношении к животным. Инициатор – Ассоциация по защите животных INUKOBO, объединяющая 9 юридических лиц в Казахстане. В том числе организацию, возглавляемую Инной Радченко.
– Мы подавали законопроект еще в декабре прошлого года. Очень хочется, чтобы правительство вернулось к его обсуждению, – говорит она. – Закон нужен, и это подтверждается ежедневно. Кошмарных случаев – один на другом. В Шымкенте нашли крошечного котенка, которому дети отрубили хвост и изнасиловали палкой в задний проход. Пока не будет закона, мер ответственности, мы будем собственными руками растить садистов и убийц, а потом разводить руками и тратить бюджетные деньги, чтобы их ловить и сажать.
Напомним: пару месяцев назад самую известную собаку в Караганде – Смайла, которая живет в котокафе, украли. Тогда волонтеры, Инна и, что немаловажно, полицейские, бросились на поиски всеобщего любимца. Нашли его в канаве во дворе дома, больше напоминающего притон, где-то на краю Караганды. Из канавы сам он выбраться не мог – у Смайла титановый протез вместо одной из задних лап.
Тогда хозяйка собаки обещала сделать все возможное, чтобы за этот случай кого-нибудь наказали. Что теперь, Инна Владимировна?
– Мне пришло SMS от отдела полиции о прекращении досудебного расследования. Честно, я сначала тоже негодовала, думала писать в прокуратуру. Потом поняла: ну, потреплю я себе нервы, ну, следователю пальчиком погрозят, и что? И все.
Волонтер надеется: если даже дело Лары и Геры не дойдет до суда, служба ветеринарии и полицейские хотя бы некоторое время будут оглядываться, прежде чем давать команду «в ружье!». Это спасет чьи-то жизни.
Сенбернары – специально выведенная для спасения людей порода, могут помочь спасти чьи-то собачьи жизни. Пусть даже ценой своей. Сможет ли их гибель уберечь двуногих от проявления равнодушия, от нечеловеческой жестокости?
– По факту это смешно, – продолжает Инна рассказ о деле Смайла. – Было описание человека, который его упер, описание машины, на которой его увезли, описание людей, которые тащили его в тот дом, где мы его нашли, адрес дома. То, что мы именно там забрали собаку, зафиксированный в полиции факт, – я писала им расписку В итоге дело прекращено, никто не наказан, все нормально.
Если полицейские действительно заставили убить сенбернаров, в деле Смайла, как говорит Инна, люди, облеченные теми же полномочиями, сами дождались ее и убедились, что собака действительно ее и она в безопасности.

 

Уголовное дело?
Стоит заметить, что Инна писала заявление о краже Смайла, исходя из Гражданского кодекса.
– Ладно, пусть они рассуждают так: подумаешь, собака пропала, тут люди пропадают. Но я-то подавала заявление по факту кражи моего имущества – налицо наплевательское отношение ко мне как к гражданину, – рассуждает она. И продолжает – уже о сенбернарах: – Если рассматривать по закону, то собака – это да, вещь. Хозяин несет ответственность, чтобы собаки не сбежали. Но если уже есть факт пропажи, должны принять все меры для поиска вещи и возврата ее владельцу. Не вопрос – наказывайте штрафом, но сначала найдите хозяина и верните. А здесь налицо было превышение должностных полномочий и халатность. Хозяин набирает 102, ему дают адрес, по которому выехала служба отлова и где собаки. И диспетчерская не сообщает полицейским, которые там находятся, что хозяин получил информацию и едет туда! Никто даже не подумал это сделать. И участковые должны были принять все меры по сохранению имущества – они же видели, что собаки дорогие, ухоженные, хозяйские. Если бы они напали, слов нет – угроза жизни, стреляй! Но угрозы не было. Был просто факт потери собак и проникновения их на чужую территорию.
Рассуждая дальше, возможно, не по закону, а по человеческой логике, увидим, что отловщик, находясь при исполнении служебных обязанностей, не должен был поддаваться никакому давлению. Что бы сделали полицейские, скажи он им: «Не буду стрелять, не имею права». Люди служивые, кажется, должны понимать. Нарушил ли охотник правила отлова, применяя яд без антидота, пусть разбирается закон.
Халатность и превышение должностных полномочий – это формулировки статей уже не Гражданского, а Уголовного кодекса. На то, что именно им будет руководствоваться суд, надеются Ирина и Инна. Лишь бы суд состоялся.
– Сколько бы мы этих дел ни начинали в Караганде, у нас нет ни одной победы, ни одно дело не довели до ума, – констатирует волонтер. – Заволокитят, затянут, нам в любом случае отказывают. Мы понимаем, что тягаться с госслужбами – проблематично. А в нашем случае это все-таки Уголовный кодекс.

  • Нравится
  • Материалы по дате (происшествия)

    « Июль 2019 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31