Поговорить с мамой

Генпрокурору, министру МВД и уполномоченному по правам человека в РК поступили обращения от правозащитников, где они требуют организовать проверку в женской колонии АК-159/9 Карагандинской области: там не разрешают разговаривать на чеченском языке Любови Занзариевой со своей мамой.
Татьяна СПИЦИНА

pogovori s mamoi1В обращениях говорится, что осужденная за хранение и сбыт наркотиков Любовь Занзариева в женской колонии АК-159/9 ДУИС Карагандинской области зашила себе рот в знак протеста за запрет разговаривать со своими родственниками по таксофону на родном чеченском языке. Сам факт запрета говорить на родном языке сразу нарушает как Конституцию страны, так и Всеобщую декларацию прав человека, а также многие международные нормы, подписанные правительством Казахстана.
«Ставим в известность, что в международной сети Интернет, в социальных сетях, на Facebook была опубликована информация о том, что осужденной Л. Занзариевой, находящейся по приговору суда в учреждении АК-159/9 ДУИС Карагандинской области, не разрешают общаться на родном (чеченском) языке со своими родственниками по таксофону. В знак протеста осужденная
Л. Занзариева зашила себе рот, за что была водворена в дисциплинарный изолятор (ДИЗО). Осужденная уже достаточно долгое время не может поговорить по таксофону со своей мамой, которой 78 лет и которая не понимает русский и казахский языки, а разговаривает только на своем чеченском языке», – пишет на своей странице в Facebook правозащитница Елена Семенова Между тем, указывают правозащитники, запрет на владение и общение на своем родном языке ущемляет права Любови Занзариевой и противоречит национальному законодательству Казахстана, согласно статье 14 Конституции «Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам», статье 6 закона «О языках» в РК «Каждый гражданин Республики Казахстан имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества», так и нормам Международного права, а именно: статье 2 Всеобщей декларации прав человека «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения» и статье 26 Международного пакта о гражданских и политических правах «Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом, и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.
На основании таких фактов правозащитники попросили в своих обращениях проверить информацию по ущемлению прав по языковому признаку, а именно по запрету разговаривать (общаться) на чеченском языке и принять меры реагирования.
– Нет там никакой дискриминации по языковому признаку, и зашитого рта тоже нет, я была там два дня назад, все видела и слышала сама, – рассказала «Взгляду на СОБЫТИЯ» известная общественница Нина Еркаева.
Как известно, Нина Федоровна сменила сферу образования, где она преуспевала также в общественной деятельности, на интерес к местам не столь отдаленным. Больше года она возглавляет общественную наблюдательную комиссию (ОНК) по Карагандинской области. Комиссия мониторит соблюдение прав граждан во всех закрытых учреждениях – не только АК, но и спецприемники, приемники-распределители, следственный изолятор. Отличительная особенность ОНК в том, что ее деятельность хоть и регламентирована законом, но не подотчетна никому, кроме самих заключенных и их родственников. Не финансируется никем. Даже в закрытые учреждения члены комиссии ездят за собственные деньги.
– Разбираться, может, и есть в чем, ведь когда разговариваешь с осужденными, один говорит одно, другой – прямо противоположное. У Любови Занзариевой есть над верхней губой две точки, может быть, это следы от прокола. Но на сегодня ни о каком зашитом рте не может быть и речи. С мамой поговорить в итоге ей разрешили на чеченском языке, хотя существуют правила общения в подобных учреждениях, где разговаривать при свиданиях разрешается только на двух понятных всем языках – государственном и русском. Более того, вскоре после этого свидания ей сняли взыскание за нарушение режима. С ней побеседовали представители прокуратуры, правоохранительных органов. Срок наказания у Любови Занзариевой заканчивается через 5 месяцев, ни о какой дискриминации в этом случае нет и речи.

  • Нравится
  • Материалы по дате (происшествия)

    « Ноябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30