Сиротская доля

Воспитанники детских домов Карагандинской области нашли временную крышу над головой в общежитии для рабочей молодежи.
В девятиэтажном здании на Юго-Востоке им сдают комнаты, но за аренду жилья больших денег не берут.
Николай КРАВЕЦ

dolya1В 2013 году в Караганде распахнул свои двери Центр социальной адаптации для работающей молодежи и выпускников детских домов. Сюда обращается большое число молодых людей, нуждающихся в жилье.
– Не было ни одного случая, чтобы кому-то было отказано в размещении, – рассказывает заведующая центром Гульнара Садыкова. – Другое дело, если нарушаются требования нахождения в учреждении, то мы сразу с ними прощаемся. Бывает, что молодежь нецензурно выражается по адресу персонала, который следит за порядком. Это происходит в тот момент, когда людям указываешь на установленные правила.
В девятиэтажном здании центра девять этажей, на каждом из них по 20 комнат. С четвертого по девятый этаж живут дети-сироты и молодежь. В настоящий момент
10 комнат пустуют. Их держат в резерве на тот случай, если в учреждение обратятся воспитанники детских домов.

 

Житейская история
Несколько месяцев назад в центр обратился 26-летний Валерий Ярушевичус из Сарани, который остро нуждался в жилье. Парень вспоминает, что раньше у него была нормальная полноценная семья – мама, папа, младшая сестренка, бабушки и дедушки. Но счастье продлилось недолго.
– Между родителями часто стали происходить ссоры, и они решили расстаться, – рассказывает Валерий. – Отец ушел к другой женщине, а мать стала выпивать. Через несколько лет мама умирает. Я долго не мог свыкнуться с тем, что ее больше нет, поэтому тоже стал употреблять алкогольные напитки. Наверное, чтобы забыть обо всех проблемах. Мне тогда было всего 13 лет. Но я вовремя смог остановиться.
После смерти матери Валерия и его сестренку взял к себе их отец. Дети стали продолжать ходить в школу, о них заботились родные.
– После смерти бабушки сильно пристрастился к спиртному мой отец, – продолжает Валерий. – Папа перестал справляться с домашними делами и ходить на работу. Дома не было еды. Сестра стала жаловаться мне на то, что отец избивает ее, когда я ухожу в школу. У нее по всему телу были синяки и ссадины. Я решил поговорить с отцом. Однако с ним разговор у нас не получался. Доходило до драки. Мы пришли к тому, чтобы он отказался от нас, своих детей. После чего мы стали воспитываться в детском доме.
Там Валерий научился играть в шахматы, ему привили интерес к спорту. После выпуска из детского дома он поступил в профессиональный лицей №26, чтобы получить рабочую специальность – он стал слесарем.
– Сестра выпустилась из детского дома через два года после меня, – рассказывает молодой человек. – Мы с ней поддерживали связь. Правда, жили где придется, в разных местах. Так получилось, что моя сестра попала в психоневрологический диспансер. Там она сейчас проходит лечение.
Первые два года после выпуска из детского дома Валерий работал кочегаром, бетонщиком на стройке. Правда, получал копейки – 30 тысяч тенге. Этих денег едва хватало на еду и самые первостепенные нужды.
Валерий рассказывает, что в очередь на получение жилья он встал еще в 2011 году. Однако уже 8 лет прошло, но ему до сих пор не предоставили обещанную квартиру. По совету друзей он поселился в общежитии для детей-сирот. Пока ему здесь все нравится: светлая и уютная комната, чистая кровать. Эта та обстановка, о которой он давно мечтал.
Теперь каждый новый день у Валерия начинается в 7 часов утра. Парень официально устроился на работу фасовщиком-упаковщиком на оптово-розничный продуктовый склад.
– Давно у меня не было такого жилья, – признается Валерий. – Теперь у меня есть место, где я могу отдохнуть после работы, приготовить еду и помыться. Но так хочется иметь собственную квартиру, где бы мы жили вместе с сестрой.

 

Мечты о квартире
27-летняя жительница Караганды Венера Такишева обратилась в центр, потому что у нее тоже, как и у многих воспитанников детских домов, нет собственного жилья. Мать молодой женщины умерла очень рано, а через несколько лет не стало и бабушки.
– Когда мне было 15 лет, ушла из жизни моя бабушка, и меня сразу определили в детский дом, – рассказывает Венера. – После выпуска я окончила колледж и захотела поселиться в частном доме в Шахтинске, где раньше проживала бабушка. Но жилье оказалось настолько аварийным, что в нем находиться было опасно. Позже я узнала, что нигде в документах не значится, что этот дом после смерти бабушки принадлежит мне.
Венера все-таки решила в 2010 году обратиться в ЖКХ Караганды, чтобы встать в очередь на получение жилья. Уже почти девять лет прошло, а сдвигов никаких нет.
– Постоянно видишь в новостях, что в разных районах города строят многоэтажки, люди празднуют новоселье, но почему-то очередь до детей-сирот  так и не доходит, – считает Венера. – Такими темпами и до выхода на пенсию жилья не дождешься. Недавно я узнала о том, что в ЖКХ каждый год нужно обновлять очередь. После чего у них идет естественный отсев. И кто много лет не появляется, они их убирают из общего списка. Последний раз я делала обновление документов на получение жилья от государства в апреле 2018 года. Через три месяца я снова буду обращаться с этим вопросом в жилищную инспекцию.
Венера воспитывает семилетнего ребенка. Зарплата супруга не позволяет приобрести квартиру, поэтому приходится проживать в Центре социальной адаптации для работающей молодежи и выпускников детских домов.
– Конечно, центр помогает молодежи, предоставляет крышу над головой, но собственный дом всегда лучше, – говорит Венера. – Наша семья верит и надеется, что когда-нибудь и нам вручат ключи от просторной квартиры…

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Апрель 2019 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30