Лишь с бумажкой – человек?

На сегодняшний день самый болезненный и актуальный вопрос для общественного фонда «Кайсар», занимающегося противодействием торговле людьми и нелегальной миграции на территории Казахстана, – волокита с документированием.  
Николай КРАВЕЦ

pasport rk1Жизнь без документов
Три года фонд «Кайсар» помогал оформлять документы девушке, которую мать, когда она была еще несовершеннолетней, отдала в рабство. Она родилась на территории Российской Федерации.
– Мы прошли все круги ада в Казахстане, чтобы оформить документы для девушки, – рассказывает председатель ОФ «Кайсар» Оксана Тарабукина. – Были судебные разбирательства. К сожалению, мы не успели ей вовремя оформить бумаги, необходимые для проживания в Казахстане, потому что она забеременела.
После рождения ребенка возникла еще одна проблема: девять месяцев малышу в роддоме не выдавали свидетельства о рождении. Общественной организации удалось получить для девушки паспорт через российское посольство. После чего фонд подал документы, чтобы оформить вид на жительство.
– И снова понадобились судебные тяжбы, чтобы доказать проживание девушки на территории Казахстана, – говорит Оксана Тарабукина. – В суде возникли парадоксальные моменты. Для чего, например, требовать справку о несудимости в России, если человек с 11 лет проживает в Казахстане, с какой целью нужна такая бумага?
По словам Оксаны Тарабукиной, ей приходится сталкиваться с казусами и ляпами при оформлении документов, когда некоторые справки в суде вообще не нужны.
– Зачем тратить месяцы и годы на получение таких справок, которые абсолютно не нужны?! – недоумевает председатель ОФ «Кайсар». – Например, у девушки есть документ о том, что она два года – с 5-го по 6-й класс – посещала школу. Для чего судья требует нотариально заверенное подтверждение классного руководителя в школе, когда есть справка с печатью от директора учебного заведения? Это абсурд. Как человеку без документа, удостоверяющего личность, можно что-то нотариально заверить?
Девушке оформили все документы на получение вида на жительство. Три года общественный фонд бегал по судам, консультировал только по одному этому случаю.
– Первое время девушка проживала в нашем Кризисном центре для жертв торговли людьми, – говорит Оксана Тарабукина. – Сейчас она вышла замуж и переехала в квартиру отца своего ребенка, который воспитывался в детском доме. Мужчина пытается зарабатывать и обеспечивать свою семью самым необходимым, но по факту им очень тяжело.

 

Без роду, без племени
Другой случай произошел с жительницей Темиртау, которой тоже помогал общественный фонд «Кайсар».
– Женщину не взяли на операцию в больницу, потому у нее не было никаких документов, – рассказывает председатель ОФ «Кайсар». – Наша организация попыталась решить ее вопрос. Но, к сожалению, женщина умерла. Осталась сиротой ее маленькая дочь, которую поместили в Центр адаптации несовершеннолетних. Получается, что у малышки в свидетельстве о рождении не будут записаны имена ее настоящих родителей.
Люди, попавшие в сложную жизненную ситуацию, порой не могут пройти через государственную систему, которая должна защищать их.
– Однако, несмотря на то что ребенок родился в роддоме, он не может быть документирован, если у его родителей не было документов, – говорит Оксана Тарабукина. – Неужели нельзя узаконить другой способ документирования для таких детей? Почему ребенок должен страдать после рождения?
Как утверждает общественница, организации, призванные помогать таким людям, вынуждены в госучреждениях чуть ли не с войной защищать их права.

  • Нравится
  • Материалы по дате (общество)

    « Декабрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31