Десять битых степом лет

Юбилейное танцевальное степ-шоу «Нам 10 лет» группа Revival под руководством Игоря Жигаса дала на сцене театра имени Станиславского. За время существования через степ-группу прошло около ста человек.
Ольга МООС

kultura1Поколение NEXT
Первое поколение команды участвовало в юбилейном концерте. Мало этого, девчонки хотят бить степ на репетициях и учить новые танцы. И это притом что живут уже в других городах – значит, ездить из того же Нур-Султана придется в ДК железнодорожников Сортировки, где бессменно базируется Revival. Такова сила искусства.
– Не боишься, что переманят вашего солиста Сашу Калугина?
– Саша пришел к нам совсем маленький. Взрастили его, многим он запомнился своей цыганочкой. А на этом концерте проявился еще лучше – повзрослел, да и больше репетировали. Представители степ-школ «Алтын батыр» и «Ирбис» высоко оценили Сашу… Но я уверен, что его и других не уведут, на сто процентов. Я же не только степу учу. Я работаю как 25-й кадр. Даю им понять, что нужно оставаться человеком в любых ситуациях. Не уйдут.
– Немало номеров из вашего шоу «Танец – наследие народа» вошло в юбилейный концерт. Не было ли претензий со стороны хореографов народного танца или активистов национальных общин, что не так танцуете?
– Нет. Я ставил это шоу год. Прекрасно понимал, что будет, если, не дай Бог, обидеть какой-нибудь этнос. Я не Игорь Моисеев, который ездил на родину национального танца, изучал все на месте, прежде чем ставить его для своего ансамбля. Нет у меня таких средств, но у нас есть интернет. Я полностью вхожу в культуру, обряды и традиции, мастер-классы изучаю, видеоуроки. И потом уже ставлю композиции.
– Кстати, о деньгах. Ваше искусство требует немалых средств: специальные башмаки, костюмы, «звучащий» пол. Меценатство у нас только зарождается, так откуда все?
– В основном это деньги родителей – на костюмы точно. Деньги, вырученные с концерта, остаются до следующего шоу, так было и на этот раз. Тогда есть средства на рекламу, а она обходится дорого.

 

В других ролях
Когда были готовы ролики с рекламой нового шоу, в ДК горняков объявили: закрываемся на ремонт. Ремонт затеяли и в театре имени Сейфуллина, Красный зал музкомедии слишком мал… А площадку положено «забить» за 2–3 месяца. Спасибо секретарю гормаслихата Кудайбергену Бексултанову, договорился со станиславцами.
– За день до концерта я приехал в театр, выгрузил из «Газели» 13 тяжелых текстолитовых плит, разложил, – продолжает Игорь Жигас. – С утра попросил взрослых девчат скрепить скотчем плиты, а то могут разъехаться. Если бы сам ползал по ним на карачках, потом не встал бы, а девчонок много, все быстро сделали. Потом мы с пацанами приклеили микрофончики, и все.
Эти микрофоны обошлись команде в полмиллиона тенге, счет оплатил папа одного из участников коллектива. Всего их десять штук плюс шнуры, аппаратура. Чудо-технику приклеивают прямо к текстолиту. Можно было поступить и проще – записать стук каблуков, наложить на музыку, и танцуй себе «под фанеру». Но Revival все делает вживую, и если даже кто-то из танцоров ударит каблуком не в такт, зритель поймет: искусство без обмана. Зато какой адреналин и в зале, и на сцене!
– Что еще приходится делать самому?
– Я продавал билеты. У кассирши выходной в понедельник, а мне не хотелось терять целый день. И я пристроился в коридорчике – в кассу не пустят, там же и другие билеты, и продавал с десяти утра до шести вечера. Люди приходили, говорили: «Мы хотели на степ пойти». – «Пожалуйста!» – «О, вы еще и билеты продаете?»
Продавал Жигас билеты и на концерт Revival в ДК горняков. Узнавали сразу, и торговля переходила в раздачу автографов и селфи.

 

Загадочная женская
– Самый трогательный был номер с двумя семилетними девчонками – они танцуют на авансцене, а ты стоишь сзади на коленях. Полное впечатление, что хотя они тебя и не видят, ты ими полностью руководишь. Так и есть?
– Этот номер мы поставили 9 лет назад, теперь воссоздали с новыми исполнительницами. Сначала я его включил в число первых в программе, потом понял, что надо его передвинуть к финалу. И он пошел
22-м номером, всего в шоу 24. Ну, чтобы стала понятна преемственность поколений.
Я вышел, чтобы их поддержать. В Сортировке мы уже танцевали этот номер в декабре, но там 300 мест, своя публика. А на сцене Станиславского при полном зале они могли растеряться, поэтому я вышел их поддержать, встал сзади на колени, чтобы они ощущали защиту.
– Одна из примет вашего коллектива и степ-групп вообще – длинные волосы участниц. Это условие такое?
– Нет, я их не заставляю – все у них свое. Заметили, наверное, самые длинные волосы? Это Ульяна, она приезжает заниматься из Майкудука, танцевала сольный джим-батлер. В «Риверданс» его исполняет тетенька – чемпионка по ирландским танцам, а Ульяне 11 лет, и она делает не хуже… Правда, в этот раз забыла движение в самом конце – забежала за кулисы, начала рыдать, а ей на следующий номер выходить. Я ее успокаиваю: ты же артистка, ну, ошиблась, но ведь выкрутилась, молодец. Говорю, что сам только что пять раз ошибся, хотя не было такого. Она успокоилась, слезы вмиг высохли, и вышла как ни в чем не бывало.
Все по-честному
– Трудно с девчонками?
– У нас сейчас и пацанов много, в среднем составе человек 7–8... Я считаю, что пол не важен, если оставаться человеком во всем и всегда. Мой девиз – все делать честно.
– Если честно, дети дарят тебе шоколадки или игрушки в знак признательности? Откровенничают и советуются с тобой?
– Дарят? Мне? Нет. Самый главный знак внимания для меня – их работа на концерте, как было 7 мая, когда занавес снова открыли, а никто из зрителей не ушел, все хлопали.
Что касается откровений, то делятся, но не все. Когда спрашивают совета, отвечаю, что в этой ситуации я бы поступил так-то. Я не лезу в личные дела. Вот если дело касается группы, тут я и позвоню, и поговорю с родителями, если, например, ребенок плохо учится, и родители запрещают ходить на степ. Объясняют: запрещали улицу, компьютер, ничего не действует. А степ запретили, и ребенок стал делать уроки. Нельзя же так! Вы лучше мне скажите, я поговорю.
– А в скольких из 24 номеров нового шоу участвовал сам Игорь Жигас?
– В четырех. Не то чтобы старею или трудно танцевать, надеюсь лет пять еще трудно не будет. Но есть артисты, которые не отдают свои партии, – вот танцует он сам, хоть и загибается. У меня наоборот, я молодежь пропускаю вперед. Танец гаучо поставил для себя, три раза танцевал, техника очень сложная. Но если ребята танцуют не хуже меня по технике – не говорю, что танцуют, как я, у нас у всех манеры разные. И думаю, что раз они моложе, то будут лучше меня выглядеть, и зритель еще лучше воспримет выступление.
– Самый эффектный номер шоу был ваш баттл, или «Дуэль», когда группа старших под твоим руководством соревнуется с подростками и их лидером. Красиво, конечно, а как на репетициях?
– Первые 10 минут идет разминка на шею, руки, спину. Потом степовая, для ног – по 300 раз берем комбинацию ударов, минут 15–20. Потом прогонные, если готовимся к концерту. Проверяем танцы с музыкой и без. Конечно, я им все показываю.
– Почему именно степ? И что для тебя степ?
– Как артист КАТМК я танцевал в опереттах, как король канкана, в лосинах балет танцевал. Степ в моей жизни – 10 лет в «Алтын батыре», 10 лет в «Ревивале», 5 лет перерыва между ними, так что всего 25 лет. Я не умаляю возможности других танцев, но степ  ближе к спорту и выразить многое можно с помощью ударов. Он такой – многоплановый.

  • Нравится
  • Материалы по дате (Культура)

    « Август 2019 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2 3 4
    5 6 7 8 9 10 11
    12 13 14 15 16 17 18
    19 20 21 22 23 24 25
    26 27 28 29 30 31