Карагандинские страницы Наума Коржавина

Ссыльный поэт Наум Коржавин три с половиной года провел в Караганде. По воспоминаниям друзей, не раз стремился вновь побывать в нашем городе. Здесь он пережил важные события.
Ольга МООС

i 031Наум Мандель, псевдоним – Коржавин, для друзей и родных «Эмка», ушел из жизни в этом году. 14 октября 2018-го русскому поэту, прозаику-публицисту, переводчику, драматургу, мемуаристу исполнилось бы 93 года. Оппозиционер к власти по природе и дарованию, он эмигрировал в США. В годы перестройки поначалу часто наезжал в Москву, но скоро разочаровался в горбачевской «демократизации и гласности».Однако его стихотворения издавались в России постоянно и пользовались большим успехом. С английским у Наума Моисеевича были трудности, сам поэт признавался, что не имеет тяги писать стихи на этом языке.
В Караганду он приехал из сибирского села Чумаково, куда был выслан из Москвы в 1947 году. 22-летнего студента Литературного института будили ночью и арестовали «За чтение стихов идеологически невыдержанного содержания». Через восемь месяцев на Лубянке Наум Мандель по постановлению Особого Совещания при МГБ был приговорен к ссылке по статье 7-35 Уголовного кодекса как «социально опасный элемент». Неприспособленный к жизни, нелепый в быту, неспособный прокормить себя, страшно близорукий (из-за чего не попал на фронт), мальчишка-ссыльный пришелся местным ко двору.
В общежитии Литинститута Эма носил куцую шинелку пелеринкой (без хлястика) и выкопанную откуда-то буденовку едва ли не времен Гражданской войны. Говорят, одно время он ходил совсем босиком, пока институтский профессор не выдал ему ордер на валенки. Но его товарищи по курсу молча признавали: к гениальности Эмка стоит, пожалуй, ближе всех.
В Караганде Наум Коржавин приоделся в щеголеватую куртку студента горного техникума. В архиве учебного заведения сохранилось личное дело Н.М. Манделя. Он был зачислен в группу РУМ-51д., обучался в группе с сокращенным сроком обучения на базе 10 классов средней школы. За три года сдал все необходимые дисциплины. В дипломе все отметки «хорошо», за исключением географии: «отлично». В экзаменационных ведомостях четыре пятерки, восемь четверок и девять троек. Подсчеты и выписки сделал главный краевед нашего края Юрий Попов. Юрий Григорьевич вспоминает, что жил с Наумом Манделем по соседству. Обзаведясь семьей, Эма переехал из общежития на улице Костенко в частный дом на Моторной, 26.
Вот и важные события карагандинской страницы жизни поэта. Кроме того, что выпускник горного техникума Н. Мандель получил диплом с квалификацией горного мастера, он женился на враче Валентине Голяк, в этом браке родилась дочь Елена. Именно она первая сообщила СМИ о его смерти 22 июня 2018 в городе Дарем, Северная Каролина, США, от острой сердечной недостаточности.
Наум Коржавин сотрудничает с газетами «Комсомолец Караганды» и «Социалистическая Караганда». Здесь создаются ставшие хрестоматийными стихотворения «Вступление в поэму» (1952), «Церковь Покрова на Нерли» (1954), «Осень в Караганде» (1954), лирические стихи «Мне без тебя так трудно жить» (1954) и др.
Но Мандель – оппозиционер и в Караганде. 22 января 1954 года редактор «Социалистической Караганды Ф. Боярский издает приказ. Исполняющему обязанности заведующего отделом культуры и быта О. Мухину и литсотруднику Н.Манделю вменяется в вину «бюрократическое отношение к письмам трудящихся»: «в отделе скопилось 98 неподготовленных к печати писем, многие из которых могли быть опубликованы». И.о. Мухина понижают до рядового литсотрудника, т. Манделя предупреждают: если он повторит безразличное отношение к письмам, будет уволен из аппарата редакции.
В Караганде Коржавина застала судьбоносная новость о смерти Сталина. Конечно, он ответил на это событие стихотворением.
С нашим городом для Наума Коржавина связано еще одно  событие. Проходя практику от горного техникума под Москвой, Мандель начал хлопотать о восстановлении в Литературном институте. 14 октября 1953 года появляется такой документ: «Директору Карагандинского горного техникума т. Иванченко Г.Е. от учащегося-дипломника группы РУМ-51д Манделя Наума. Заявление. Президиум Союза советских писателей СССР предложил директору Литературного института им. Горького принять меня на заочное отделение института. Ответственный секретарь приемной комиссии института предупредил меня письмом, что без подлинника аттестата окончательное оформление мое в число студентов невозможно. Дальнейшая задержка с зачислением может привести к отсрочке моего приема на год, что крайне нежелательно. Ввиду изложенного прошу Вас разрешить мне взять подлинник аттестата, заменив его в личном деле копией не после защиты дипломного проекта, которая состоится через 15 дней, а теперь, за 15 дней до нее, допустив меня к защите без аттестата. 14 октября 1953 г. Мандель».
Директор горного техникума быстро отреагировал на заявление выпускника: «Как исключение подлинник аттестата выдать т. Манделю, заменив его копией, заверенной нотариусом».
В Москве Манделя не раз навещал карагандинский знакомец Михаил Бродский. В Государственном архиве Карагандинской области хранятся два дела, связанные с Наумом Коржавиным. Есть переписка и воспоминания Бродского. О Караганде 3 октября 1956 года тот замечает: «сдана в эксплуатацию детская железная дорога, к октябрьским будет пущена травмайная линия на 20-бис, Летний театр превратили в кинотеатр. В городе действует АТС и даже у нас в квартире стоит телефон... Я привык к этому когда-то богом заброшенному уголку... И все-таки, несмотря на то, что город наш охорашивается, растет и молодеет, его покидают без сожаления, получив в руки чистую паспортину и восстановив старое имя».
После амнистии в 1954 году семья Манделей переезжает в Москву; в 1956 Наум был реабилитирован, восстановился в Литературном институте. В 1962 году Наум Коржавин познакомился с Любовью Хазиной – «Любаша», как звал он ее, стала его спутницей на долгие годы в Москве и США. Их брак длился до самой ее смерти.
Сам о себе Коржавин говорил так: «...По происхождению я – еврей. По самоощущению – русский патриот. По взглядам – либерал и государственник. Сторонник, по выражению русского философа ХХ века Федотова, «империи и свободы».
Осень в Караганде
В холоде ветра зимы напев.
Туч небеса полны.
И листья сохнут, не пожелтев,
Вянут,- а зелены.

Листьям свое не пришлось дожить.
Смял их морозный день.
Сжатые сроки... Идут дожди...
Осень в Караганде.

Новые зданья сквозь дождь
глядят,
В каплях -еще нежней
Бледный зеленый сухой наряд
Высаженных аллей,

И каждый свое не доживший лист
Для сердца - родная весть.
Деревья, как люди,- не здесь родились,
А жить приходится - здесь.

И люди в зданьях полны забот,
Спешат, и у всех дела...
И людям тоже недостает
Еще немного тепла,

Но сроки сжаты, и властен труд,
И надо всегда спешить...
И многие так на ходу умрут,
Не зная, что значит жить...

Мы знаем...
Но мы разошлись с тобой.
Не мы, а жизнь развела...
И я сохраняю бережно боль,

Как луч твоего тепла.
Но я далеко, и тебя здесь нет,
И все это - тяжело.
Как этим листьям - зеленый цвет,

Мне нынче - твое тепло.
Но сроки сжаты, и властен труд,
И глупо бродить, скорбя...
Ведь люди без многого так живут,
Как я живу без тебя.

  • Нравится
  • Материалы по дате (Культура)

    « Декабрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31