Песню бардов запевает молодежь?

Ансамбль авторской песни «Пятница» отмечает десятилетие предновогодним представлением «Юбилейное попурри». Коллективы в мире бардов большая редкость, тем более с таким профессиональным стажем. Почему? Это и не только объясняет руководитель квартета Владимир Вишняков.
Ольга МООС

bardov1– Володя, как бессменному ведущему и не единожды лауреату республиканского фестиваля авторской песни в Астане тебе виднее, куда идет дело бардов? Если идет вообще?
– В шестидесятые годы, когда все это начиналось, содержательность текстов была на высоте. Сейчас мне ее подчас не хватает. Но в плане музыкальности, понимания гармонии и владения инструментом очень много профессиональных музыкантов появляется. Вообще, приезжает много молодежи, скорее всего, в поисках прибежища от засилья попсы.
– К слову, о молодежи. Одна из ваших солисток – Катя Витик – выступает в «Пятнице» с восьмого класса и уже четыре года. Чем не пример?
– Я увидел Катю на конкурсе «Зажги звезду» – понравилась, пригласил в коллектив. Тогда она ничего не знала об авторской песне, и мы специально посвятили репетицию ей. Втроем пели для нее. Потом она сказала, что ей особенно понравилось.
Ей нравятся Окуджава с Визбором. И по ее инициативе мы включили в репертуар песню Трофима «Родина». Трофима относят к шансону, но у него есть роскошные стихи, и «Родина» – тот самый пример содержательной попсы, я бы сказал. И Катя замечательно ее поет.
Все это меня радует как маленькое достижение. Одним человеком, который прелесть этого удивительного жанра почувствовал, стало больше. А когда начинаешь ближе соприкасаться с ним, видишь там влияние блюза, джаза, классики...
– Это на твой взгляд. В представлении большинства барды – это костер, палатки и «милая моя, солнышко лесное».
– Да. Но тот же Окуджава никогда не писал туристских песен. А сегодня, если взять Андрея Козловского, это вообще блюзовая и рок-н-ролльная манера. Даже на фестивале в Астане лет 5–7 назад мнения мэтров разделились. Одни говорили, что Андрей Козловский новатор, а другие, что он забивает последний гвоздь в крышку гроба авторской песни. Со временем стало меняться к этому отношение. И сейчас влияние других жанров не исключается, а где-то даже приветствуется.
– А что не радует?
– Стремление к элементам шоу, развлекательного плана. Старание повеселить толпу, чтобы не отпугнуть. Иногда это действительно смешно, а иногда не очень.
– Ну, барды никогда не чурались юмористических песен.
– Но не на предмет поржать. И все же в целом сейчас уже считается правилом хорошего тона владеть инструментом, а не примитивно тренькать на гитаре. Некоторые и вовсе знатоки всяких технических примочек – датчики, встроенные микрофоны. С помощью лупера можно первый куплет сыграть ритмически, ко второму нажать педаль – и мелодия уже звучит сама по себе, а исполнитель накладывает на нее, к примеру, партию баса, к третьему – импровизацию. Слушатели становятся свидетелями рождения ансамбля прямо на их глазах. На концертах у нас так Леша Лебедев делал, и вот это уже появляется в бардовском мире.
– Коллективы в этом мире по-прежнему редкость?
– Коллектив – это согласовать время репетиций, выездов на фестивали. А люди зарабатывают другим, и надо очень любить это дело, чтобы продолжать делать новые программы... Но самое главное – это возможность выступать, показывать себя. Увы, в этом отношении пока ничего не изменилось. Может быть, есть достойные коллективы, ребята прилично звучат, но о них никто не знает. Как о себе заявить? Клипы по местному ТВ не крутят, на радио скажут: не тот формат.
– Потому так важен проект «Творческая среда»? К слову, вы сменили базу с «Sadre» на «Cairo».
– Я надеюсь, что проект важен. Хотя здесь тоже очень непросто. Я понимаю, что рестораторам надо зарабатывать. А тут публика разнокалиберная по кошельку: кому-то на билет лишь бы собрать, кто-то в состоянии оплатить хороший ужин. Но они же приходят! Моя задача – привести народ, а ресторана – удержать публику, научиться кормить, обслуживать ее, ладить с ней.
– Что изменится для публики в вашей программе?
– В «Sadre» зал маленький, а после концерта многим хотелось потанцевать – нормальное желание. Здесь сцена больше и зал больше, есть возможность сразу предусмотреть дискотеку, что мы и делаем 20 декабря в нашем попурри. Но делаем с авторскими номерами от наших гостей.
Главное, есть желание со стороны владельца ресторана. С него, на мой взгляд, и начиналась клубная жизнь в Караганде. Первые живые концерты в клубном формате по-настоящему были сделаны в его «Бахусе».
Конечно, ресторанная атмосфера особая – кто-то лезет на сцену, кто-то фотографирует подругу с музыкантами. Но публике именно эти моменты нравятся. И я стараюсь в таких случаях вступать в шуточный диалог. Традицией «Творческой среды» стали записки из зала.
– Но ты постоянно стремишься вывести музыкантов на большую сцену.
– Другие тоже. Тайман Айткалиев раз в год организует джазовый концерт, а готовятся к нему задолго и тщательно... Конечно, первый вопрос – аренда Дворца культуры, речь идет о сотнях тысяч. Можно не платить за аренду, но тогда музыканты выступают бесплатно, а на билетах зарабатывает ДК. У нас был такой случай, в ДК «Молодежный». Горакимат старался нам помочь, коллектив в ДК хороший, но в рекламу вкладывались мы. Аппаратура наша, транспорт. Плюс концерт совпал с эпидемией гриппа, морозами. В итоге собралось 60 человек. Билеты стоили 500 тенге. А у нас была программа на два часа, четыре коллектива. Получается замкнутый круг: чтобы собрать несколько сотен человек, надо, чтобы тебя знали. А чтобы тебя знали, надо выступать.
– Главная изюминка «Юбилейного попурри» – струнный квартет «Гварнери». Как вы совпали?
– Альфред Шнитке считал лучшим мелодистом и специалистом по гармонии известного барда Евгения Клячкина. И у меня была такая мечта-идея. Я слышал в некоторых песнях представление о том, как это будет звучать в струнной симфонической подаче. Позвонил композитору Марату Сутюшеву, пригласил на репетицию. Спели ему штук восемь песен, он отобрал пять, написал партитуры для каждого инструмента и еще флейты, у нас будет и флейта. Одна из песен – моя «Колыбельная для Ани», что мне тоже очень приятно.
Больше всего музыкантам и руководителю квартета Татьяне Передеро понравилась «Пирога» Анатолия Киреева. Такая философская притча: вначале младенец плывет в лодке, потом взрослый берется за весло и начинает грести – младенец еще нет, его несет река. И потом уже «Старик не трогает весла, несет пирогу, вода прозрачна и светла. И слава Богу».

  • Нравится
  • Материалы по дате (Культура)

    « Апрель 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30