Оседлаем ТЕРРИКОНика?

Терриконы или терриконики для одних – неотъемлемая примета ландшафта Караганды, для других – источник дарового строительного материала, а для кого-то – экологическая опасность и угроза травмы. Как бы то ни было, с историей города они связаны и много историй связано с ними.
Ольга МООС, фото Дархана МУСИНА и из открытых источников

gora1Курган на память
Пусть и рукотворная, но это наша натура, и она уходит. Когда-то терриконов было много, а теперь неразобранным остался лишь один – по дороге из Майкудука в Пришахтинск. Больше всех прославился большой и крутой по уклону террикон на шахте «Вертикальная». Здесь проводились забеги альпинистов и всех желающих, отсюда открывалась великолепная панорама Караганды.
– Я в первый раз увидел панораму Караганды в 1952 году именно оттуда, хотя терриконов тогда было много. И вид был впечатляющий, – вспоминает директор областного туристского клуба Сергей Кистанов. – На Втором руднике двойной терриконик, один еще целый, неразобранный. Может быть, в рамках «Рухани жангыру» оставить его как память, переоборудовать?
Когда-то депутаты маслихата Караганды просили владельцев большого террикона на «Вертикальной» не рекультивировать рукотворную пирамиду. Обращались с письмом.
– И даже есть у архитекторов проект смотровой точки и ресторанчика наверху это террикона. – делится Сергей Павлович. – Идея была какая? Породу наверх завозили по специальной дороге вагонетками. Вот вагонетки и хотели переоборудовать под пассажирские вагоны и возить людей. Сделать экскурсионным объектом.
На том же прославленном терриконе несколько лет кряду проводили соревнования по забегу на его вершину. Их организовывали молодежный еженедельник «Пятница» и Тимофеев и Морев из федерации альпинизма. Дело в том, что в альпинизме и у туристов-горников вообще это давнее традиционное соревнование –
взбежать на вершину, зайти туда в темпе. Бегают и на настоящие горы, а терриконики еще удобнее.
– На Втором руднике терриконик двойной. Я тут воевал-воевал, один все-таки разобрали, до второго добрались. Начали, но ничего не сделали, – рассказывает о своей борьбе за это старейший горный инженер Николай Дрижд. – Я поднимал на уши акимат областной, городской... Его надо как историческую ценность сохранить. Он сейчас перегорел, температуры нет, можно сделать целый туристический комплекс наподобие Эйфелевой башни. Ну уж подвесную дорогу можно сделать, и это будет великая память всем, кто создавал шахты.
– Мне грустно, что не стало терриконика на «Вертикальной», – говорит поэт, бард и менеджер Владимир Вишняков. – С одной стороны, торчащая гора породы не нужна, да ее и можно пустить на стройматериал, с другой – их уже нет теперь.

 

Опасная гора
– Что касается опасности, в свежих террикониках уголь под давлением может воспламеняться. Они внутри перегорают и случаются обрушения. В пятидесятые это случилось на шахте 3-бис или 8-бис в районе Пришахтинска, возле нее был большой террикон. Он обрушился и накрыл несколько домов шахтеров. Также могло засыпать кого-нибудь, кто туда залезал, – открывает новую страницу истории Сергей Кистанов. – Сейчас терриконы давно выгорели, при разборке уже горячего ничего не наблюдается. В настоящее время они не опасны.
– Сейчас уже не опасные, это было, когда они горели, а теперь давно перегорели, и сейчас это хороший строительный материал горельник, можно дороги подсыпать, выравнивать поверхности, – солидарен и профессор Дрижд.
Уголь из шахт по-прежнему добывают, пройдя через пустую породу. Только теперь ее не насыпают в курганы, а делают плоские отвалы.
– Делают по-человечески, совершенствуют, не возят вагонетками породу. Машина привезет, бульдозер разровняет. Тогда не было такой возможности просто, – объясняет Николай Александрович. – Сейчас терриконы делают другие – плоские, на группах шахт. Например, в Сарани две шахты –
«Саранская» и имени Кузембаева, там террикон плоский. Его засыпают определенным слоем породы, а потом глиной, затем снова порода. И ни один не горит.terrikon
Тем не менее террикон может быть опасным – при разборе одного из отвалов Пришахтинска народ бил тревогу. Люди заметили, что породу берут у основания горы, а верхушка остается нетронутой. В один момент верхняя часть насыпи может попросту обвалиться. И засыпать каких-нибудь любопытных мальчишек, ведь скакать по нашим сопкам на велосипеде или на своих двоих всегда было фирменной игрой местной детворы.
Опасно и самовольно брать породу прежде всего из-за крутого откоса. Вы сгребаете куски, откос еще больше увеличивается. И может случиться обрушение, а спекшаяся глыба может быть не в два кубометра, а поболее.
– Когда-то терриконы точно тлели, это было в период детства моего отца, в послевоенные годы, – рассказывает Владимир Вишняков. – Лет в 10–12, это был 1948 год, пацанов отправляли пасти коров. Время было голодное, и мальчишки ловили воробьев и запекали их на тлеющих углях террикона. Температура была такая, что можно было это сделать запросто. Там же среди породы прожилки угля попадаются, они и дают температуру.

 

К черту на рога
С точки зрения геологии и геоморфологии терриконы – это положительные формы рельефа в виде искусственных насыпей из пустых пород, извлеченных из земли при разработке месторождений угля и некоторых других полезных ископаемых. Сам термин «террикон» имеет французские корни и происходит от двух слов: terril – отвал и conique – конический. Именно так они и выглядят внешне.
Самый крупный в Европе террикон расположен в Польше, в приграничном шахтерском городке Ридултовы. С 2007 года он носит имя Шарлотта. Большие желтые буквы красуются на одном из склонов рукотворной горы. Относительная высота ее составляет 135 метров, а абсолютная, от уровня океана, – 407 метров. Шарлотта занимает площадь в 38 гектаров, ее видно с территории соседней Чехии.
На Донбассе насчитывается не менее 700 терриконов, в одном лишь Донецке их около 150. Некоторые из них совсем крохотные, другие же – огромные исполины. Одни терриконы абсолютно голые, а другие густо засажены деревьями и кустарниками.
Самый большой террикон Донбасса расположен в Донецке, на территории шахты им. Челюскинцев, он всего на 10 метров ниже польской Шарлотты. С террикона на берегу реки Кальмиус открывается самая красивая панорама Донецка.
В соседней Макеевке расположен необычный «рогатый» террикон. Его вершину венчают два скалистых выступа, которые очень напоминают рога крупного быка. Согласно легенде, именно в этом месте из- под земли пытался выбраться черт, но увидел солнце и тут же окаменел.
Терриконы красуются на новом гербе Караганды, третьем за историю города. Сначала на гербе 1934 года, с шахтной конструкцией, появился сурок. Творение Толегена Абылкасова существовало до 2007 года, когда утвердили нынешний герб.
Власти объявили конкурс на лучший проект, победителем стал художник Айбек Бегалин. По замыслу автора беркут – символ Сарыарки, белый цвет олицетворяет чистоту и добро, круг символизирует бесконечность, терриконы напоминают об исторических корнях города. В 2014 году полотнище с гербом Караганды побывало в космосе – оно вернулось на Землю вместе с членами экипажа корабля «Союз ТМА-12М».

  • Нравится
  • Материалы по дате (городская жизнь)

    « Декабрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31