«Разве плохо людей осчастливить?»

В доме на Казахстанской можно снимать популярную телепрограмму хоть каждый день. Кажется, ремонты здесь не утихают круглый год. Но, наведя относительную красоту на стенах, люди понимают: этим вопрос не решить.
Ольга МООС

dom11Офисный ответ
– Большая проблема в городе – жилье, которое выработало свой ресурс, – считает секретарь маслихата г. Караганды Кудайберген Бексултанов. – Что будет с ним, какова перспектива? И поручение президента когда будет исполняться? Что будет делать город, привлекая госресурсы и используя механизм государственно-частного партнерства? Готовы ли люди переехать?
По словам Кудайбергена Бексултановича, аким города планирует начать с двухэтажных зданий, а дальше постепенно дойдет до хрущевок. Главный депутат видит такое решение: построить на месте снесенных домов достойное жилье экономкласса, обеспечить тех, кто там живет, квартирами, отдав им два первых этажа, а остальные пустить под реализацию. Бизнес соглашается. Одна проблема: насколько банки финансируют. Давать ипотеку под ветхое жилье никто не хочет.
– Чем быстрее мы убедим жильцов заключить договор, тем скорее приступим к этой программе. Эти дома огнеопасны, они рушатся на глазах. Там и коммуникации изношены, и сами дома аварийные.
Пока речь идет о четырех домах – в районе стадиона «Шахтер» по адресам Ленинградская, 31, и Казахстанская, 32, и двух десятиквартирных на Ермекова, в районе вокзала.
Аким Караганды Нурлан Аубакиров рассказал журналистам: начинаются работы по восстановлению домов в районе стадиона. Здесь подрядчик хочет построить трехэтажные офисные здания. «Но мы настаиваем на том, чтобы все-таки это были жилые дома. Выше трех этажей там строить нельзя из-за шахтной подработки», – сообщил Нурлан Ерикбаевич.
Судя по всему, настойчивость властей приносит свои плоды. Во всяком случае, на днях с жильцами дома 32 на улице Казахстанской общался очередной застройщик. Делился планами: будет жилой дом, буквой «П», пятиэтажный.
– Все же хотят многоквартирные дома, чтобы окупилось поскорее. Но я думаю, что скорее всего построят трехэтажку, – делится одна из старожилов дома – Галина Нежданова. – Если офисы здесь построят, мы просто отсюда не уйдем. У нас никто не согласен, мы рассчитываем на квартиры. И застройщику я так и сказала, потому что они ничего не строят, кроме офисов. Он не первый к нам приходил. Другой сказал, что шесть фирм уже от нас отказались. Ну и что? Мы еще подождем. Мы привыкли, что на нас внимания не обращают.

 

Небо сквозь крышу
Сейчас жители ветхого дома оформляют все документы, чтобы их не обманули. Не только Галина, никто из них не верит, что им дадут жилье вместо угрожающих провалиться в любой момент квадратных метров. Через десять дней будут полностью готовы документы на кондоминиум.
– И чтобы земля была под нами наша, чтобы никто не позарился нас просто выкинуть отсюда, – говорит Галина.
Пенсионерка также передала копию акта обследования дома, его запросил кто-то из депутатов. Но чтобы дом признали аварийным, нужна независимая экспертиза. Она стоит миллион двести тысяч тенге. Таких денег у жильцов нет.
Как говорит женщина, проблемы с домом начались еще в восьмидесятые годы. Она живет здесь с тех пор, как вышла замуж. Свекровь со свекром жили здесь и все ждали, что советская власть даст им нормальные квартиры.
Поблизости стоял дом №30, ровесник 32-го. Его жильцам сказочно повезло – сначала им поставили новые оконные рамы, а потом жилище снесли и дали новые квартиры на Юго-Востоке. Галина же с соседями ни рам, ни квартир так и не дождались. Тем не менее на жизнь они не жалуются.
– Пусть у нас тут захолустье, но все рядом, центр близко. Да, грязь весной, зимой канализационный колодец засоряется, потому что земля в него сыплется. А летом благодать, все зелено, тихо, цветы мы сажаем, – утешается наша собеседница. – Мы уже привыкли, мы такие зимы переживаем – дом ходуном ходит. Чтобы укрепить крышу только над моей квартирой, нужно 460 тысяч тенге. И так со всеми. А так через крышу небо видно.
У меня, можно сказать, везде ремонт. Визуально все нормально, но вот только обои наклеила, возле окна опять отвалились. С крыши течет.

 

Мир – хижинам
Самая главная опасность 32-го буквально нависает над всеми, кто оказывается поблизости от него. Десять лет назад обвалилась кирпичная облицовка у всего соседнего подъезда. А у Галины ее снесло от стен на полметра. По ее просьбе муж забил металлические брусья, чтобы поддерживали кирпичную обертку. Укрепил и козырек подъезда.
– Страшно же, пока никого не убьет, ничего не сделают. А у нас детей много, они здесь гуляют. Бывший руководитель ДЧС приезжал, советовал аккуратно выходить из подъезда, смотреть по сторонам. Там кирпич больше всего отходит. А что смотреть? Свалится – никуда не денешься.
Внутри родной квартиры тоже неспокойно. В спальне пенсионерка убрала диван, а то не могла спать ночами: все боялась, что на нее крыша свалится.
В насквозь щелястом доме нет ни крыс, ни мышей. Потому что все держат кошек. У Галины их три.
– То, что вы видите, еще цветочки. В квартирах на первом этаже сыро, как в погребе. В одной, где не делают постоянно ремонт, пол залит слоем воды. Хозяин здесь бывает редко.
И все же новость о предстоящем сносе уже распространилась. И эту квартиру продали на прошлой неделе. А вдруг и в самом деле дадут приличное жилье?
Жилец квартиры на первом этаже Сайран тоже живет надеждой. Он согласен только на то, чтобы дом снесли, построили жилой на его месте и дали его семье равноценную квартиру. Эту он тоже постоянно ремонтирует. Пришлось засыпать бывший фундамент щебенкой, заливать бетон. Квартирный вопрос вечен.
– Ну и пусть бизнесмены построят дом. Разве плохо людей осчастливить? Мы сколько лет здесь сидим ждем. Хотя мы не сидели, а всегда обивали пороги, просили, чтобы на нас обратили внимание.
Тем не менее у дома есть один главный плюс – никаких проблем с коммуникациями. Телефоны работают, свет горит, нет перебоев с холодной и горячей водой.
Мы побывали и в доме 31 на Ленинградской улице, только достучаться ни до кого из жильцов не смогли. Снаружи дом похож на общежитие и выглядит совсем нежилым по сравнению со своим соседом с Казахстанской. И все же в окнах просматриваются занавески, а в дыру, где обвалилась штукатурка, виден слой шпал. Укрепляли стены? Или так и возводили их японские военнопленные?
Таксист подтверждает: здесь живут. Он возит сюда пассажиров.
– В Михайловке полным-полно таких старых домов, но и здесь есть свое разделение на богатых и бедных. Как-то я заметил знакомым: да у вас барак. Они возразили с обидой: «Нет, у нас особняк, стены залиты шлаком. А бараки сплошь деревянные, и фундамент провалился».
За тем, как разворачиваются события с первыми выбранными под новую программу домами, следят многие. Хочется, чтобы идея осчастливить людей не оказалась провальной.

  • Нравится
  • Материалы по дате (городская жизнь)

    « Май 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31