Караганда – космос: сообщение регулярное

К гордому понятию «Караганда – космическая гавань» жители да и гости города относятся по-разному. Теперь оно может пустить вполне реальные корни. Партия семечек нашего боярышника ждет отправки на МКС в космическом грузовике. А когда эти семечки вернутся, их высадят в новом космопарке.
Ольга МООС

semena1Автор высокой идеи Руслан Телегин настроен оптимистично: одним боярышником дело не ограничится. Возможно, получится отправить несколько посылок с семенами растений и трав из Караганды. Тогда ученые смогут провести серьезную серию экспериментов – изучить, как ведут себя биоматериалы, обработанные лазерным лучом разной длины и побывавшие в космосе, ведь физфак взаимодействует с биофаком... Но «в начале большого пути», как определяет эпохальный выход в космос Руслан в своей хронике в соцсети, было слово. Причем печатное. Учитывая, что наш собеседник потомственный журналист, это не случайно.
– Читал статью в интернете и зацепила вот эта фраза, – начинает рассказ Руслан Дмитриевич. – «Я трижды побывал в Главном ботаническом саду Академии наук, что в Москве, и посмотрел на сизые елочки. Семена этих канадских елей побывали в космосе во время полета «Союза» –«Аполлона» в 1975 году». Случайно узнав об этом факте от летчика-космонавта Владимира Джанибекова, писатель, публицист и научный обозреватель «Новой газеты» Ким Смирнов взял тему, что называется, на заметку. Его визиты к ученым в 1983, 1997 и 2008 годах и стали основой для статьи «Космические елки», которая вышла в «Новой газете»
16 января 2009 года. Но прочел ее я позже – наверное, через год. И она глубоко поразила меня.
Я стал искать официальные материалы на сайте NASA о том эксперименте. И действительно: русские взяли с собой 150 семян кедров и лиственниц, а американцы – материал от канадских елей. После стыковки они обменялись пакетами на орбите. Наши семена были посажены после полета в США, в питомнике Райнлэндер, штат Висконсин. Большая часть семян не принялась, но несколько лиственниц показали очень хорошие результаты. Последующих упоминаний об этой теме я не нашел, эксперимент и наблюдения как-то сами собой угасли. Сошел на нет и научный подход в Москве. Но цифры девятилетней давности поражали воображение: «Максимальная высота контрольных деревьев – 5,5 метра, а «космических» – 14,5. Диаметр ствола у корневой шейки у первых – 10, а у «космонавтов» – 31 сантиметр».
– Кроме боярышника, семена которого скоро отправятся в космос, вы хотите посадить и семена тех исторических елей в Караганде?
– Да. Но пока это больше мечта. Если удастся получить материал из Москвы, почему бы и нет. Свяжем так 1975 год и нынешнее время. У меня сейчас голова больше болит за наши «семечки». Только после одобрения NASA я рассказал об идее своему руководителю Нурлану Аубакирову. Его реакция была такой же, как и у меня: он загорелся проектом! И мы чуть ли не сразу стали думать о выборе места для будущего космопарка.
– И где в Караганде?
– Нурлан Ерикбаевич хорошо знает город, кроме того, у нас есть планы детальной планировки тех районов, которые будут развиваться в ближайшие годы. Рекреационные зоны могут быть разбиты на Юго-Востоке. Или, например, по дороге от Востока до ХМК – там, где была знаменитая «бегущая строка» на трубах. Они со временем будут убраны в лоток. Напротив места, отведенного под новый стадион, планируется сохранить зеленую зону и разбить посадки современной Станции юных натуралистов.
А что касается парка или сквера... Когда в 2009 году шло обсуждение первой идеи памятника «Где-где?», моя коллега-журналистка заметила: почему бы не посадить деревья в форме какой-нибудь эмблемы, чтобы ее было видно с высоты? Тогда квадракоптеров мы не знали, но съемка с самолета или вертолета была возможна. Теперь эту мысль можно воплотить.
– У нас много всяких космических меток и артефактов. Могло бы все это стать экспонатами для музея?
– Да, но они разбросаны. Есть часть деревьев, высаженных космонавтами, возле гостиницы «Космонавт», что-то в историко-краеведческом музее, обломки кораблей в ЭкоМузее. Есть даже флаг с гербом города, побывавший на МКС... Но собрать все в одном месте, чтобы было куда привезти высоких гостей? Всем предлагают посетить музей в Долинке, к слову. Между тем и мы видели это на недавней выставке кафедры архитектуры и дизайна, студенты постоянно выполняют проекты космомузея. В качестве обязательного задания для них эта тема существует давно. Космический музей – большая мечта.
– Вернемся к началу большого пути. Какие «паровозы» продвинули твою идею после первого семечка, брошенного газетной статьей?
– 29 февраля 2012 года я улетел в США по программе Конгресса «Открытый мир». Это программа обмена специалистами. Позже каждый год я мог претендовать на участие в программе малых грантов от посольства США. Но делать что-то небольшое, мелкое, мне не хотелось. Все время думал замахнуться на нечто долгоиграющее. Окончательно эта мысль сформировалась во время встречи с космонавтами в нашем аэропорту. Ведь Караганда – реально космическая гавань! Десятки специалистов бывают в нашем городе: semena2космонавты, астронавты, сотрудники администраций, координаторы, ученые, журналисты, специализирующиеся на этой теме. Кроме того, логистика операций по встрече экипажей после возвращения с борта МКС построена таким образом, что Караганда является основным хабом.
Еще был жив Валера Савин. Он в космической теме чувствовал себя, как рыба в воде. Свободно сыпал датами, фактами, фамилиями. Я вдруг посетовал внутренне: рядом такой большой и открытый космический мир, а я словно обкрадывал себя, не обращал на это внимания.
– Валерий Владимирович действительно был единственным космическим репортером в своем роде.
– Когда его не стало, а мы жили рядом и виделись часто, я испытал шок. Это был по-своему уникальный человек не только для Караганды. Посадить дерево Савина или разбить аллею его имени в будущем зеленом уголке – самое малое, что мы можем сделать для памяти этого человека. Кроме того, космонавты и астронавты, посещающие Караганду после полетов, могли бы там высаживать памятные деревья.
– Расскажи о том, как получилось с NASA.
– Летом прошлого года мы встретились с пресс-атташе посольства США Рэном Эльхаем за чашкой кофе. Я оставил своему собеседнику листок с предложением – капля камень точит.
Отдал и забыл. Рэн неожиданно позвонил вечером 16 августа: «Руслан, я отправил вашу идею в NASA. Она им очень понравилась. Они готовы отправить ваши семена на станцию». Секунд двадцать я просто молчал, а потом принялся вопить что-то победное и еще долго не мог прийти в себя. Уже 31 августа мы беседовали в уютном лобби отеля «Космонавт» с Шоном Фуллером, директором программ пилотируемых космических полетов NASA в России. Он подчеркнул, что ему сильно нравится проект – очень простой, человечный, на годы вперед. Стали обсуждать предполагаемый размер контейнера. Словом, мне предстояло наполнить семенами пакетик со сторонами 15 на 15 сантиметров.
– Так откуда же взялся боярышник? Почему не наш родной тополь хотя бы?
– С самого начала я думал о карагане, давшей название нашему городу. Но на тот момент карагана давно отцвела, выгнала стручки и расстреляла свои семечки по степи. А у меня не было ничего, кроме идеи.
На помощь решил призвать науку. На биолого-географическом факультете КарГУ им. Е. А. Букетова моим первым помощником стал Айдар Айткулов. Мы встретились по его совету с Маргаритой Ишмуратовой, кандидатом биологических наук, профессором кафедры ботаники. Консилиум был не очень долгим. В качестве основных критериев были такие параметры: растение должно быть из наших мест, неприхотливое, зимостойкое, использующееся в зеленом строительстве. Его можно применять в медицине, плоды служат кормом для птиц зимой. Плюсов было много, поэтому остановились на боярышнике и в сентябре собрали плоды боярышника кроваво-красного на аккуратных посадках прямо у здания биолого-географического факультета, завернули в пакет и оставили в лаборатории. Отделили семена уже в октябре. Пришлось повозиться, ведь нам нужен был не только материал для отправки в космос, но и для контрольной посадки, на основе которой можно будет вести наблюдения и сравнения.
Кстати, именно при первой встрече Маргарита Ишмуратова спросила: можно ли послать в космос дерево? Или семена трав – например, медоноса – донника?
– То есть дело может приобрести промышленные масштабы?
– Последнее слово за наукой. А 14 декабря, во время встречи  очередного космического экипажа Рязанский – Брезник – Несполи в аэропорту Сарыарка, мы вручили представителям NASA наши семена. Совсем скоро они отправятся в полет на МКС на грузовом корабле Dragon корпорации Space X. Обычно грузовик пристыкован к станции в течение месяца. После он вернется на Землю с грузами, приборами, результатами экспериментов. Затем материал снова предадут нам. И лишь тогда начнется научная работа: посадка, выращивание, наблюдение.
На очереди повторение такой же «ботанической операции» с российскими специалистами Роскосмоса, официальное письмо за подписью нашего акима уже в Москве. Как знать, может, дойдут руки и до караганы? А может, это будет совсем другое растение? Пилотируемая космонавтика развивается. Я искренне надеюсь, что мы сможем поднять в космос другие растения, злаки и медоносы.

К гордому понятию «Караганда – космическая гавань» жители да и гости города относятся по-разному. Теперь оно может пустить вполне реальные корни. Партия семечек нашего боярышника ждет отправки на МКС в космическом грузовике. А когда эти семечки вернутся, их высадят в новом космопарке.
Ольга МООС
Автор высокой идеи Руслан Телегин настроен оптимистично: одним боярышником дело не ограничится. Возможно, получится отправить несколько посылок с семенами растений и трав из Караганды. Тогда ученые смогут провести серьезную серию экспериментов – изучить, как ведут себя биоматериалы, обработанные лазерным лучом разной длины и побывавшие в космосе, ведь физфак взаимодействует с биофаком... Но «в начале большого пути», как определяет эпохальный выход в космос Руслан в своей хронике в соцсети, было слово. Причем печатное. Учитывая, что наш собеседник потомственный журналист, это не случайно.
– Читал статью в интернете и зацепила вот эта фраза, – начинает рассказ Руслан Дмитриевич. – «Я трижды побывал в Главном ботаническом саду Академии наук, что в Москве, и посмотрел на сизые елочки. Семена этих канадских елей побывали в космосе во время полета «Союза» –«Аполлона» в 1975 году». Случайно узнав об этом факте от летчика-космонавта Владимира Джанибекова, писатель, публицист и научный обозреватель «Новой газеты» Ким Смирнов взял тему, что называется, на заметку. Его визиты к ученым в 1983, 1997 и 2008 годах и стали основой для статьи «Космические елки», которая вышла в «Новой газете»
16 января 2009 года. Но прочел ее я позже – наверное, через год. И она глубоко поразила меня.
Я стал искать официальные материалы на сайте NASA о том эксперименте. И действительно: русские взяли с собой 150 семян кедров и лиственниц, а американцы – материал от канадских елей. После стыковки они обменялись пакетами на орбите. Наши семена были посажены после полета в США, в питомнике Райнлэндер, штат Висконсин. Большая часть семян не принялась, но несколько лиственниц показали очень хорошие результаты. Последующих упоминаний об этой теме я не нашел, эксперимент и наблюдения как-то сами собой угасли. Сошел на нет и научный подход в Москве. Но цифры девятилетней давности поражали воображение: «Максимальная высота контрольных деревьев – 5,5 метра, а «космических» – 14,5. Диаметр ствола у корневой шейки у первых – 10, а у «космонавтов» –
31 сантиметр».
– Кроме боярышника, семена которого скоро отправятся в космос, вы хотите посадить и семена тех исторических елей в Караганде?
– Да. Но пока это больше мечта. Если удастся получить материал из Москвы, почему бы и нет. Свяжем так 1975 год и нынешнее время. У меня сейчас голова больше болит за наши «семечки». Только после одобрения NASA я рассказал об идее своему руководителю Нурлану Аубакирову. Его реакция была такой же, как и у меня: он загорелся проектом! И мы чуть ли не сразу стали думать о выборе места для будущего космопарка.
– И где в Караганде?
– Нурлан Ерикбаевич хорошо знает город, кроме того, у нас есть планы детальной планировки тех районов, которые будут развиваться в ближайшие годы. Рекреационные зоны могут быть разбиты на Юго-Востоке. Или, например, по дороге от Востока до ХМК – там, где была знаменитая «бегущая строка» на трубах. Они со временем будут убраны в лоток. Напротив места, отведенного под новый стадион, планируется сохранить зеленую зону и разбить посадки современной Станции юных натуралистов.
А что касается парка или сквера... Когда в 2009 году шло обсуждение первой идеи памятника «Где-где?», моя коллега-журналистка заметила: почему бы не посадить деревья в форме какой-нибудь эмблемы, чтобы ее было видно с высоты? Тогда квадракоптеров мы не знали, но съемка с самолета или вертолета была возможна. Теперь эту мысль можно воплотить.
– У нас много всяких космических меток и артефактов. Могло бы все это стать экспонатами для музея?
– Да, но они разбросаны. Есть часть деревьев, высаженных космонавтами, возле гостиницы «Космонавт», что-то в историко-краеведческом музее, обломки кораблей в ЭкоМузее. Есть даже флаг с гербом города, побывавший на МКС... Но собрать все в одном месте, чтобы было куда привезти высоких гостей? Всем предлагают посетить музей в Долинке, к слову. Между тем и мы видели это на недавней выставке кафедры архитектуры и дизайна, студенты постоянно выполняют проекты космомузея. В качестве обязательного задания для них эта тема существует давно. Космический музей – большая мечта.
– Вернемся к началу большого пути. Какие «паровозы» продвинули твою идею после первого семечка, брошенного газетной статьей?
– 29 февраля 2012 года я улетел в США по программе Конгресса «Открытый мир». Это программа обмена специалистами. Позже каждый год я мог претендовать на участие в программе малых грантов от посольства США. Но делать что-то небольшое, мелкое, мне не хотелось. Все время думал замахнуться на нечто долгоиграющее. Окончательно эта мысль сформировалась во время встречи с космонавтами в нашем аэропорту. Ведь Караганда – реально космическая гавань! Десятки специалистов бывают в нашем городе: космонавты, астронавты, сотрудники администраций, координаторы, ученые, журналисты, специализирующиеся на этой теме. Кроме того, логистика операций по встрече экипажей после возвращения с борта МКС построена таким образом, что Караганда является основным хабом.
Еще был жив Валера Савин. Он в космической теме чувствовал себя, как рыба в воде. Свободно сыпал датами, фактами, фамилиями. Я вдруг посетовал внутренне: рядом такой большой и открытый космический мир, а я словно обкрадывал себя, не обращал на это внимания.
– Валерий Владимирович действительно был единственным космическим репортером в своем роде.
– Когда его не стало, а мы жили рядом и виделись часто, я испытал шок. Это был по-своему уникальный человек не только для Караганды. Посадить дерево Савина или разбить аллею его имени в будущем зеленом уголке – самое малое, что мы можем сделать для памяти этого человека. Кроме того, космонавты и астронавты, посещающие Караганду после полетов, могли бы там высаживать памятные деревья.
– Расскажи о том, как получилось с NASA.
– Летом прошлого года мы встретились с пресс-атташе посольства США Рэном Эльхаем за чашкой кофе. Я оставил своему собеседнику листок с предложением – капля камень точит.
Отдал и забыл. Рэн неожиданно позвонил вечером 16 августа: «Руслан, я отправил вашу идею в NASA. Она им очень понравилась. Они готовы отправить ваши семена на станцию». Секунд двадцать я просто молчал, а потом принялся вопить что-то победное и еще долго не мог прийти в себя. Уже 31 августа мы беседовали в уютном лобби отеля «Космонавт» с Шоном Фуллером, директором программ пилотируемых космических полетов NASA в России. Он подчеркнул, что ему сильно нравится проект – очень простой, человечный, на годы вперед. Стали обсуждать предполагаемый размер контейнера. Словом, мне предстояло наполнить семенами пакетик со сторонами 15 на 15 сантиметров.
– Так откуда же взялся боярышник? Почему не наш родной тополь хотя бы?
– С самого начала я думал о карагане, давшей название нашему городу. Но на тот момент карагана давно отцвела, выгнала стручки и расстреляла свои семечки по степи. А у меня не было ничего, кроме идеи.
На помощь решил призвать науку. На биолого-географическом факультете КарГУ им. Е. А. Букетова моим первым помощником стал Айдар Айткулов. Мы встретились по его совету с Маргаритой Ишмуратовой, кандидатом биологических наук, профессором кафедры ботаники. Консилиум был не очень долгим. В качестве основных критериев были такие параметры: растение должно быть из наших мест, неприхотливое, зимостойкое, использующееся в зеленом строительстве. Его можно применять в медицине, плоды служат кормом для птиц зимой. Плюсов было много, поэтому остановились на боярышнике и в сентябре собрали плоды боярышника кроваво-красного на аккуратных посадках прямо у здания биолого-географического факультета, завернули в пакет и оставили в лаборатории. Отделили семена уже в октябре. Пришлось повозиться, ведь нам нужен был не только материал для отправки в космос, но и для контрольной посадки, на основе которой можно будет вести наблюдения и сравнения.
Кстати, именно при первой встрече Маргарита Ишмуратова спросила: можно ли послать в космос дерево? Или семена трав – например, медоноса – донника?
– То есть дело может приобрести промышленные масштабы?
– Последнее слово за наукой. А 14 декабря, во время встречи  очередного космического экипажа Рязанский – Брезник – Несполи в аэропорту Сарыарка, мы вручили представителям NASA наши семена. Совсем скоро они отправятся в полет на МКС на грузовом корабле Dragon корпорации Space X. Обычно грузовик пристыкован к станции в течение месяца. После он вернется на Землю с грузами, приборами, результатами экспериментов. Затем материал снова предадут нам. И лишь тогда начнется научная работа: посадка, выращивание, наблюдение.
На очереди повторение такой же «ботанической операции» с российскими специалистами Роскосмоса, официальное письмо за подписью нашего акима уже в Москве. Как знать, может, дойдут руки и до караганы? А может, это будет совсем другое растение? Пилотируемая космонавтика развивается. Я искренне надеюсь, что мы сможем поднять в космос другие растения, злаки и медоносы.
  • Нравится
  • Материалы по дате (городская жизнь)

    « Июнь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30