«Большой процент ошибок»

Почти половина остановленных за алкоголь и прошедших экспертизу в наркологии водителей в Карагандинском регионе оказались трезвыми. Налицо нарушение прав человека, бессмысленная трата солидных бюджетных денег, коррупционные риски.

Татьяна СПИЦИНА

bolshoiprocent1Что с этим делать – разбирались в прокуратуре области на координационном совете. Разговор с первых минут заседания поразил нелицеприятной для чести мундиров и неожиданной во всех отношениях информацией.
– По сведениям областного наркологического диспансера за 2016 год и первую половину 2017 года, по направлениям полицейских освидетельствован 5381 водитель, из них 2312 признаны трезвыми, это 43 процента от общего количества. На безрезультативное освидетельствование затрачено свыше 4 миллионов тенге бюджетных средств. Это серьезные деньги. К тому же сотрудники полиции не просто нарушают права граждан, но и создается огромное поле для коррупции. Здесь у нас большой процент ошибок, – задал тон заседанию прокурор Карагандинской области Марат Сексембаев.
И сразу же предоставил слово основному докладчику – начальнику управления по представительству в судах прокуратуры региона Асыгату Ахметову.
– Мы проверили, насколько соблюдены права лиц, чье опьянение не подтвердилось, – сообщил Асыгат Сайлауович. – Выяснили, что никакие документы об отстранении водителей от управления транспортными средствами и освидетельствовании на опьянение полицейскими не составляются.
Для более полной картины поведения стражей порядка в подобных ситуациях на обозрение был представлен видеоролик, в котором водители рассказали об обстоятельствах своего задержания.
В подборке было историй пять-шесть, одна впечатлила особенно: «4 января 2017 года я ехал на работу по Саранской трассе, где меня остановили сотрудники полиции, проверили документы, потом сказали, что я нахожусь под действием наркотиков. Как только я стал возмущаться, меня стали бить, предложили поехать с ними в наркологию. Проверка не нашла ничего компрометирующего. Когда я вышел из медучреждения, мои документы валялись на водительском сиденье открытой машины, ключей не оказалось вовсе, я часа два потратил, прежде чем уехать оттуда. Никто не извинился».
По словам Асыгата Ахметова, другие водители, опрошенные в устной беседе, также подтвердили факты неправомерного задержания свыше трех часов, что само по себе уже нарушение закона, грубой формы разговора. Кого-то останавливали, к примеру, за якобы невключенные фары, после чего без каких-либо доказательств они были доставлены в наркологию, в ущерб их личного или рабочего времени.

 

«Бандиты с большой дороги»
– В статье «Россияне пожаловались на «беспредел» казахстанских гаишников» также речь идет об остановке нашими полицейскими российских журналистов, об угрозах доставления на медосвидетельствование и вымогательстве, – привел пример г-н Ахметов. – Все закончилось наказанием сотрудников полиции. Сотрудник прокуратуры также рассказал, что широкий общественный резонанс получил освещенный в СМИ судебный процесс по факту избиения сотрудниками полиции и фельдшерами в здании наркологии жителя Астаны, который впоследствии умер. Он был доставлен на освидетельствование, его признали трезвым.
– Комментарии блогеров на эти статьи беспощадны, – указал Асыгат Ахметов. – Сотрудников полиции сравнивают с «бандитами с большой дороги», указывают на их неграмотность, на коррупциогенность, безнаказанность, и, как правило, критике подвергается вся госслужба. Такие высказывания не способствуют укреплению доверия населения к правоохранительным органам и государству в целом. Ограничение личной свободы граждан нашей области, чье опьянение не подтверждено, происходило вне оснований и порядка, предусмотренных Конституцией.

 

Неприкосновенность личности
Асыгат Сайлауович назвал проблемой и отсутствие в законодательстве критериев, при наличии которых имеются достаточные основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения и подлежит освидетельствованию.
К примеру, в Административном кодексе России заложены такие нормы (запах алкоголя, нарушение речи, изменение цвета кожных покровов).
У нас вопрос освидетельствования на опьянение урегулирован постановлением правительства. Но такие критерии там не определены. Между тем, по заверениям прокуроров, отсутствие правового урегулирования способствует возникновению возмущений у задержанных, а при возникновении официальных споров ставит в невыгодное положение полицейских.
– Имеются и другие коллизии, – говорил в докладе г-н Ахметов. – Полагаю, что те, кто ищет оправдания по приведенным цифрам, так и не поняли основной цели обсуждаемого вопроса, который заключается в недопущении нарушения неприкосновенности личности даже одного человека. Нами выявлены за указанный период девять фактов увода от ответственности лиц, чье освидетельствование было подтверждено в наркологии. Такие факты выявлены: в Жанаарке – семь, Актогае – один, Сатпаеве – один. Нами внесено представление в адрес начальника МПС ДВД и поставлен вопрос о проведении досудебных расследований.
Присутствующему на заседании корсовета начальнику ДВД Карагандинской области генералу Мергенбаю Жаппарову эти слова были неприятны. Оно и понятно: собранные прокурорами факты не делают чести ни ему, ни его подчиненным.
Руководитель же местной полицейской службы ДВД Карагандинской области Жалгасбай Жакаев в основном говорил о том, что бланки для административных протоколов – это документы строгой отчетности. И в случае если факт алкогольного или наркотического опьянения водителя не подтверждается, надо сделать так, чтобы его невозможно было уничтожить.
Главный административной полиции региона Валерий Коваленко и вовсе на заседании после выступления г-на Жакаева ограничился одной фразой:
– Нечего сказать и добавить...
Прокурор Берик Ахметжанов напомнил, что на основании протокола можно оспорить законность задержания и освидетельствования в суде.
– Мы бы уже получили 2312 исков против необоснованных действий полиции, – сообщил прокурор.
Асыгат Ахметов еще раз намекнул на сложность ситуации, когда с одной стороны прокурорам надо защищать конституционные права водителей, с другой – отстаивать права полицейских.
– С осознанием тонкой грани между конституционными правами человека и обеспечением правопорядка мы должны принять четкое решение по искоренению сложившейся практики, которое будет направлено прежде всего на защиту прав граждан, сокращение коррупционных рисков, ненужных затрат государства, усилит ответственность полицейских за задержания и вред, причиненный их действиями, – сказал Асыгат Ахметов. Было решено создать рабочую группу по сбору предложений.

 

Сколько промилле считается опьянением
В Казахстане приняты новые правила проведения медосвидетельствования, которые вступили в силу 9 сентября 2017 года.
Согласно им содержание алкоголя в крови:
до 0,3 – отсутствие влияния алкоголя;
от 0,3 до 0,5 – незначительное влияние алкоголя;
от 0,5 до 1,5 – легкое опьянение;
от 1,5 до 2,5 – опьянение средней степени;
от 2,5 до 3,0 – опьянение сильное;
от 3,0 до 5,0 – тяжелое отравление алкоголем.
Если полицейские, подозревая водителя, просят его дунуть в трубочку и алкотестер выдает менее 0,3 промилле, повода задерживать нет. Наркологи в своем заключении также должны указать, что алкоголь в крови отсутствует, если водителя уже доставили на экспертизу.
Цифры свыше 0 могут высветиться на шкале алкотестера и в случае, если в окружающем воздухе в значительных концентрациях присутствуют пары ацетона, бензина, выхлопные газы и другие летучие вещества вплоть до сигаретного дыма.
Если алкотестер показал более 0,3 ‰, на медобследование ехать придется, так как такое количество алкоголя в организме уже может влиять на поведение человека (у всех ведь разное здоровье) и, соответственно, отразится на его способности управлять автомобилем.
Есть 2 часа, чтобы пройти повторное освидетельствование (в том же самом учреждении либо в другом). При этом анализ крови (или мочи при подозрении на наркотическое или токсикоманическое опьянение) нужно будет сдавать обязательно.
Наказание за езду в нетрезвом виде – лишение прав.
Управление транспортным средством в состоянии алкогольного, наркотического и (или) токсикоманического опьянения – лишение прав на 3 года.
Те же действия, повлекшие создание аварийной обстановки, – лишение прав на 4 года.
Те же действия, повлекшие причинение вреда здоровью потерпевшего, не имеющие признаков уголовно наказуемого деяния, или повреждение транспортных средств, грузов, дорожных и иных сооружений либо иного имущества, – лишение прав на 5 лет.
Действия, перечисленные выше, совершенные повторно в течение года после истечения срока административного взыскания, – арест на 15 суток и лишение прав на 6 лет и т. д.
Отказ от медосвидетельствования – лишение прав.

  • Нравится
  • Материалы по дате (городская жизнь)

    « Октябрь 2018 »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31